Авг
11th

Сергей Кургинян: «Выиграет тот, кто создаст новые правила»

Рубрика: Российский кризис | Автор:Шабанов Александр Иванович

14.07.2010 Джон Росс (бывший руководитель Департамента экономики и бизнеса (вице-мэр) Лондона, приглашенный профессор Колледжа экономики и управления Антай в Шанхайском университете Цзяо Тун) на заседании клуба «Содержательное единство» прочел лекцию о развитии ведущих стран мира, в частности, о развитиии Китая и России. Лекция очень интересная и содержательная. Читатели могут с ней ознакомиться по ссылке в конце статьи.  Вывод,  который сделал господин Росс для Росии, состоит в том, что ей нужно руководствоваться тремя правилами: вхождение в мировой рынок, инвестиции в основной капитал и технический прогресс. Правительство России старается проводить политику в этом русле. Однако то, что хорошо для Китая, для России может оказаться смерти подобно.  Поэтому мы публикуем выступление Сергея Кургиняна после этого доклада, в котором он просто и доходчиво поясняет, что нас ждет, если мы последуем рекомендациям Д. Росса. Основная мысль С. Кургиняна состоит в том, что только изменение правил игры, то есть модели развития, может остановить Китай на пути превращения в мирового лидера со всеми вытекающими последствиями для мира. Ничего хорошего это миру не предвещает, особенно России.  У нас еще есть шанс установить свои правила игры. Будет это Новая эволюция или более эффективная система, покажет время.

Сергей Кургинян: Я хотел бы поблагодарить Джона Росса за великолепный доклад и дать на него короткую рефлексию. Мои ремарки будут разделены на три части: на собственно экономические (не считаю себя специалистом в этой области и заранее прошу извинения за все возможные огрубления, которые я сделаю); на политико-экономические и социально-экономические; и на те, которые выведут нас на политику как таковую (этой сферой мы больше всего занимаемся).

Вначале я позволю себе привести некоторые цифры и, оговорив их приблизительность, представить собравшимся мою очень огрубленную оценку того, что произошло в Китае, и что, собственно говоря, представляет собой абсолютно не случайное «китайское чудо».

Еще раз повторю, что все мои цифры очень огрублены. Я могу их сделать чуть-чуть более точными, но не хочу. Мне кажется, что в данном случае это не имеет значения, поскольку цифры здесь играют скорее роль метафоры, чем буквальности. При этом мне хотелось бы, чтобы какие-то порядки в пределах этих цифр были сохранены и учтены.

Первая позиция великого китайского плана: «Что у нас есть? Что мы можем продать миру? В чем наше предложение? Продаем 300 миллионов рабочих более или менее приличного качества. Ничего другого у нас нет. Но рабочие – есть. Продаем 300 миллионов рабочих».

Следующая позиция этого гениального плана: «По какой цене? По цене (все цифры мои условны) 300 долларов в месяц или 3600 долларов в год». Цифры могут быть вдвое больше, вдвое меньше. Здесь важен порядок.

Третья позиция плана: «Мы предлагаем эту рабочую силу вместо западного рабочего, который (опять-таки, огрубленно) хочет 36000 долларов в год или примерно 3000 в месяц».

Четвертая позиция: «В этой ситуации чистая прибыль от замены одного западного рабочего на одного китайского рабочего составляет чуть более 30000 долларов в год.

Примерно одну треть этой прибыли нужно направить на демпинг, то есть, на снижение цены производимого этим рабочим товара до уровня, когда данный товар будет востребован мировым рынком.

Остается 20000 долларов от замены одного западного рабочего на одного китайского рабочего.

Эту сумму делим пополам между нами, хозяевами 300 миллионов подобных рабочих, и теми, кто поддерживает наш проект, давая нам место на мировом рынке или помогая нам инвестициями. Назовем нас – Китаем, а тех, кто нам помогает – прокитайским Западом.

Прокитайский Запад должен привезти нам деньги, технологии, открыть для нас западный рынок, который на самом деле совсем не так открыт, как это кажется, создать для нас какие-то элементы инфраструктуры.

Взамен прокитайский Запад получает половину прибыли, порождаемой заменой некитайского дорогого рабочего на китайского дешевого рабочего. Мы, китайское государство, тоже получим свою половину от этой замены».

Что такое эта половина, если следовать моим – подчеркиваю, сверхприблизительным – расчетам?

½ от 20000 долларов составляет 10000 в год.

Если умножить 300 миллионов китайских рабочих на 10000 долларов – это будет 3 триллиона долларов.

Вот – очень грубо, без всяких деталей, без важных нюансов, связанных с инфраструктурой, инвестициями, ритмами, балансами и всем прочим, – модель «китайского чуда».

Если у вас есть такой товар, как дешевые рабочие, и вы выводите этот товар на рынок, то, как говорят у нас в России, «против лома нет приема». То есть, нет ничего, что может остановить «китайское чудо» в пределах капиталистической мировой экономики. Нельзя объяснить капиталисту на Западе, почему он должен платить американке или француженке (капризной, с профсоюзами и всякими ограничениями по продолжительности рабочего дня) 36000 долларов, если можно заплатить китаянке, которая будет честно и добросовестно работать гораздо больше без профсоюза, – 3600 долларов.

Соответственно, западная экономика и вся экономика с высокой ценой товара «рабочая сила» неизбежно будет проигрывать экономике с более низкой ценой.

Конечно, рабочий должен быть конкурентоспособен. Я люблю всех граждан земного шара, но могу себе представить, что где-нибудь в Центральной Африке есть, например, пигмей, который согласен работать и не за 300 долларов в месяц, а за 100. Но он не может работать. Или не может выполнять определенные виды труда.

Однажды мы приезжали в Средний Египет с целями исследования культурных процессов Древнего Египта. В Среднем Египте не очень спокойно, и нас возили туда в сопровождении охраны с автоматами. А потом в гостинице (выше трех звезд в Среднем Египте нет) я увидел, как феллах заправляет кровати разбитыми мотыгой руками. Я понимал, что он ни заправить кровать, ни вымыть рюмку не может. Он никогда этого не сможет! Он прекрасно может мотыгой обрабатывать землю, но другую работу он делать не может.

Так вот, китайское государство значительную часть прибыли тратит на то, чтобы китайский рабочий терпел значительно более скромные, чем на Западе, условия труда. На это направлены социальные программы, идеологические программы, программы полицейского контроля и т.д. Кроме того, есть глубинное, порождаемое актуальной для китайцев традицией, желание жить именно в своем родном Китае. И особенно – быть похороненными в родной китайской земле. Мы знаем, что множество китайцев разъехалось по миру. Но эти глубинные желания, которые можно назвать, следуя за таким философом, как Мигель де Унамуно, китайской интраисторией (или ядром китайской культуры), – рождают нужные для победы данного проекта ценности, нематериальные тяготения, если можно так сказать. Есть эти тяготения. Есть масса нематериальных факторов, обеспечивающих «китайское чудо».

Господин Росс полностью подтвердил эту мою позицию, сказав, что американцы, чтобы остановить движение китайской экономики, имеют два основных рецепта: 1) снижение инвестиций и 2) создание «левых и воинственно настроенных профсоюзов» в Китае.

Как только китайский рабочий захочет получать не 3600 долларов в год, а 36000, всё остановится. Но до тех пор, пока китайский рабочий не захочет получать 36000 долларов в год, а будет согласен получать 3600, американцы не могут остановить приток инвестиций в Китай. Это невозможно!

Налицо подтверждение правоты Маркса, говорившего о том, что за столько-то процентов прибыли капиталист продаст родного отца. Если капиталисту говорят: «Вот Китай, приезжай туда, ты там получишь рабочего за столько-то и будешь производить прибыль!» – он туда поедет! И этому капиталисту никто не может объяснить, зачем ему находиться во Франции или в другой западной стране.

В этих условиях – чем выше уровень глобализации, тем быстрее Китай уничтожает западную цивилизацию. Когда-то Цзян Цзэминь сказал одному моему другу: «Мы не против глобализации! Мы всячески будем поддерживать глобализацию!» То есть, «будем всячески поддерживать глобализацию, потому что она в наших интересах». Вы хотите закрыть потоки инвестиций? А как вы их закроете? В рамках этого миропроекта вы их не закроете. А на другой миропроект, как мы видим, нет ни ресурсов, ни драйва. Да и понимания, что это должен быть за миропроект, тоже нет.

Значит, вся ставка на то, что рано или поздно китайский рабочий откажется работать за 3600 долларов в год и соблазнится 36000 долларов. Тогда Китай остановится. До этого момента – не остановится.

Но это уже не экономическая игра. Чтобы такую ситуацию длить, ведется игра социокультурная, идеологическая, политическая.

Как она ведется?

Ведение этой игры возможно благодаря одному ключевому факту: помимо 300 (я снова подчеркиваю, цифра условна – может, их 200) миллионов рабочих, которые уже существуют на рынке и функционируют, есть еще 500 миллионов, живущих на 3 доллара в месяц и готовых, образно говоря, за 300 долларов в месяц перегрызть горло тем, кто сейчас получает эти 300 долларов.

Это фундаментальное условие, существующее помимо всех культурных и прочих условий, с политэкономической точки зрения означает следующее. Есть пласт модернизированного (относительно модернизированного – в Китае в обозримой перспективе полной модернизации не будет) китайского общества – уклад #1. А есть пласт традиционного китайского общества – уклад #2. И только когда уклад #1 является акцептором ситуации, а уклад #2 является донором ситуации, «китайское чудо» работает. Как работало «экономическое чудо» в СССР при Сталине, где существовал гигантский слой здоровых, энергичных, неприхотливых людей под названием «крестьяне», которых можно было выбить из традиционной матрицы и загнать на заводы (с соответствующими издержками, конечно, потому что они не привыкли к индустриальному труду).

Это и называется таинственным словом, которое так часто использует сейчас наша политическая элита (абсолютно ничего не понимая, как я убедился): «модернизация».

Модернизация – есть технология и средство разрушения традиционного общества в пользу общества индустриального. Всё! Я уже устал спрашивать наше руководство и нашу политическую элиту: какая возможна в России модернизация? После того, как это делал Петр Первый, Сталин с Лениным и после того, как в третий раз это делали сейчас? Где они хотят найти это традиционное общество? И почему человек, которого ударили по голове кувалдой гайдаровских реформ, должен называться «традиционным»? Его от чего хотят лечить? От «совка», как они говорят? Так этот «совок» уже давно абсолютно индивидуализирован, живет в городах… Какая крестьянская община?!

В России нет «традиционного ресурса». Маргинализованные постсоветские группы – это не традиционный ресурс.

В Китае есть этот «традиционный ресурс». И этот «традиционный ресурс» будет постоянно подпитывать топку китайской экономики.

Другое дело, что в Китае нет сырьевой самодостаточности. И если блокировать сырье со всех сторон, то никакая экономика развиваться не может. То есть Китай можно разрушить, объявив ему мировую сырьевую войну, создав против него определенную блокаду. Достаточно представить себе масштаб подобного начинания, чтобы понять степень его проблематичности.

И, наконец, Китай можно разрушить военно-политическими способами.

Я бы хотел дополнить данную картину одним утверждением, которое вызывает наибольшее количество вопросов в сегодняшней России и за ее пределами. Оно связано с таким понятием, как «субъектность».

Вопрос не в том, сколько у вас мышц, как быстро вы растете и какого вы размера зверь. Вопрос заключается в том, насколько вы сложно организованная система.

Сложно организованная система в принципе уничтожает более простую. Это закон жизни. С этой точки зрения, система делится:

- на фигуры в чужой игре (вы можете быть очень мощной фигурой, ферзем, но вы фигура, которую кто-то двигает по доске);

- на игрока, который двигает фигуры;

- на хозяина игровых правил («Master of the game», «Хозяин игры») – того, кто создает игровые правила.

Я проиллюстрирую это простейшим примером из нашей современной истории.

Когда Борис Николаевич Ельцин приходил к власти, то он действовал по определенным игровым правилам, в основе которых были законы демократии. «Да здравствует законность! Да здравствует демократия! ГКЧП – незаконен: он нарушил законы Конституции, ввел чрезвычайное положение. И он антидемократичен. Он посягает на российскую демократию, на избранный парламент» и т.д.

Когда в 1993 году Борис Николаевич понял, что по этим правилам закона и демократии он проигрывает политическую игру, проигрывает шахматную композицию, что Хасбулатов и все прочие выигрывают (закон на стороне Верховного Совета, демократия тоже там), – что он сделал?

Он положил ферзя набок и сказал: «Я – проиграл! Я – Гарри Каспаров, я проиграл Карпову»?.. Нет! Он смахнул фигуры, взял доску и сильно ударил по голове партнера по партии. После чего он раскрыл доску и сказал, что правила теперь будут другие.

Борис Николаевич Ельцин поступил как «Master of the game» – «Хозяин игры».

Что мы наблюдаем в Китае?

Китайцы согласились играть по правилам, которые Маркс назвал бы «законами капитализма», а Макс Вебер назвал «законами Модерна». И то, и другое название имеет свое значение и свое право на применение. Есть плюсы и в той, и в другой терминологии. Но, как бы их ни называть, китайцы согласились играть по этим законам.

«Экономика – капиталистическая? Капиталистическая. Что мы делаем незаконного? Товар – «рабочая сила». Мы выводим на рынок товар по определенным правилам, удерживаем стабильность».

И теперь китайцы, как показал наш предыдущий докладчик, по этим правилам игры – выигрывают. Они говорят: «Всё! Господа американцы! Господа русские! Мы выиграли! Игра сыграна! Кривая наших экономических показателей идет вверх! А, извините, как она может не идти вверх? Как мы можем не получать триллионы за свою дешевую рабочую силу каждый год? И мы не такие дураки, чтобы этими триллионами неправильно воспользоваться. Мы воспользуемся ими как надо! Всё! Вы проиграли, дорогие американцы! Капитулируйте! Вы же проиграли!»…

У нас нет никаких гарантий, что американский, так сказать, субъект не поступит аналогично тому, как поступил Борис Николаевич Ельцин. То есть, почувствовав, что он проигрывает по определенным правилам, он просто возьмет и попытается изменить эти мировые правила.

В этом – главный закон: «А теперь мы начинаем играть по другим правилам! По тем, по которым мы выигрываем».

В пределах заданных на сегодняшний день правил мировой игры – Китай не может проиграть. Но это не значит, что не может быть попыток изменить правила этой игры. То есть, отменить «закон неравномерности развития при империализме» Ленина–Гильфердинга, отменить закон движения капиталистического рынка. Говоря языком Макса Вебера, это бы означало, что ломается не что иное, как закон Модерна.

Закон Модерна – это рациональное общество, это национальное государство, это рынки, это капиталы, это ценности… А теперь берется и отменяется этот закон. Мы переходим из формации Модерна в какую-то новую формацию.

По-моему, то, что называется «глобальным кризисом», есть начало попыток изменить законы игры.

И, с этой точки зрения, я никак не могу понять, что, собственно говоря, проиграли американцы. Американцы непрерывно изображают из себя нищенку, бедную, гибнущую барышню и говорят: «Мы же гибнем! Вы же видите! Мы уходим!». Откуда они уходят?

В Афганистане – стотысячный контингент. Кто-то говорит, что они уйдут из Ирака? Давайте посмотрим, когда они из него уйдут и куда они из него уйдут!

Обама превращается в Буша стремительными темпами. Потому что никакой другой игры у американцев нет. Единственное, в чем великая сила американской экономики, – это американские авианосцы и печатный станок. Американские авианосцы поддерживают печатный станок – печатный станок переносит проблемы Америки на весь мир. Формула отработана.

Кто-то выдвинул такое же количество авианосцев? Кто-то дерзнул объявить американцам, что теперь он является военной супердержавой #1? Нет! А если нет, то все проблемы очень тяжело больной американской экономики, блестящий доклад о состоянии которой мы услышали от Джона Росса, – все проблемы этой больной американской экономики будет решать мир.

За то, что у американского потребителя есть проблемы, платить будете вы. Отныне и вовеки. А не американский потребитель. Он за свои проблемы платить не будет! И не хочет. Потому что у него больше авианосцев и потому что у него печатный станок. А вот как только вы отнимете у него хоть печатный станок, хоть авианосцы, американский потребитель рухнет. Ну, так никто в Америке не позволит ему рухнуть! Никто это без войны не отдаст!

И тут возникает закон «неравномерности развития при капитализме». Вы хотите сменить лидера? Держава, которая неравномерно развивается быстрее, хочет действительно стать первой? Пожалуйста! Но сначала выиграйте мировую войну!

В начале ХХ века Германия развивается быстрее, чем Великобритания? К 1914 году темпы развития германской экономики обгоняют темпы развития английской экономики? Да, да, конечно! Германия имеет полное право на победу в мире, но пусть она выиграет мировую войну! Она ее не выиграла – всё! Всё! Германия в крахе – Британская империя еще держится.

Германия снова начинает развиваться, она хочет, тем не менее, взять реванш. Пусть тогда она выиграет Вторую мировую войну! Она ее не выиграла. Ее расчленили на части – и пусть потом ее экономика растет с любой скоростью! Это ее проблема. Там уже сидят американские деньги, там уже сидит американский менталитет и всё прочее… Страна на этом этапе была обрушена! Почему? Потому что она не выиграла войну!

Возникает вопрос: готова ли Китайская Народная Республика выигрывать мировую войну у США? Все мы понимаем, что на сегодняшний день КНР к этому это не готова.

Готовы ли США устраивать прямую Третью мировую войну с КНР? Все мы понимаем, что США к этому тоже не готовы.

Но я делаю ставку на своеобразную ментальность и духовную организацию англосаксов, которые власть не отдают никогда! Никогда! И у меня это вызывает не критику, а даже некое чувство восхищения. Власть без боя они не отдадут. Если элита WASP – White Anglo-Saxon protestant – сменится какими-нибудь другими элитами («a la» то, что мы наблюдаем на сегодняшний день), то эти другие, может быть, и сдадутся! Латиносы или кто-нибудь еще. Но пока речь идет о WASP, WASP сдаваться не будут! Они лучше умрут!

Не люблю Александра Зиновьева, не люблю его произведений, особенно «Хомо советикус», потому что парафраз на «Хомо советикус» – это «совок», но мне всегда очень нравилась его фраза: «Секретарь обкома в бункере не удушится! Он скорее всех удушит, чем сам удушится!».

Так вот, там, в WASPовском США, никто в бункере под названием «капитуляция, обусловленная проигрышем игры, ведущейся по определенным правилам», – не удушится! Скорее, всех удушит. Удушит – значит, будет менять правила.

Итак, мы будем иметь дело с такими методами борьбы за мировое господство, которые обеспечат изменение правил игры. Если методы прямой войны не годятся (Китаю они не нужны, потому что Китай еще 10-15 лет будет развивать свою военную машину, и только тогда он сможет оказаться сопоставлен с Америкой; а Америке не нужны, потому что для Америки даже четыре бомбы, которые на нее могут попасть, это уже недопустимый ущерб) – значит, в мире будет происходить что-то другое. Что именно?

Практика последних 20 лет нам показывает, что американцы проиграли только в одном: они не смогли удержать завоеванную ими мировую власть. 19 августа 1991 года (а на самом деле, еще раньше) мировая власть упала в руки американцев. И никто не возражал против того, что Америка является мировой державой #1, и мир однополюсен, и Америка должна править миром. Ну, так и начинай править!

Чтобы начать править, Америке нужно было совсем немного. Ей была нужна трехмиллионная сухопутная армия. 400 000 людей в Ирак, 500 000 – в Иран, диктатуры, проекты, аналогичные «Плану Маршалла», для Ирака, для Ирана, для других стран… Гарнизоны Нового Рима, стоящие во всех столицах мировой империи, расстрелы… Местное население, которое поддерживает этот Pax Pomana…

Американцы ничего этого не сделали. Разгром партии «Баас» – преступная ошибка американцев по отношению к себе самим. Ибо править они могли Ираком только с помощью партии «Баас». Сейчас Гейтс пытается что-то восстанавливать, но это уже невозможно!

Американцы провалили схему, при которой Америка – мировой жандарм. Почему проиграли? Потому что американский человек – в меру умный и не в меру упитанный – не хочет править миром. Точнее, он не хочет платить ту цену, которую надо заплатить, если править миром по-римски.

Но и отказаться от гегемонии США не могут. От формулы «печатный станок – авианосцы – печатный станок штрих» (использую тут марксовское «расширенное воспроизводство»: «товар – деньги – товар штрих») американцы отказаться не могут. Откажутся – сразу же погибнут, покатятся в бездну.

А значит, на вооружение может быть взята только карфагенская, финикийская схема: «Никаких легионов, никаких правил. «Наехали», отбомбились, потоптались – ушли. Столкнули одних с другими и т.д. У них в итоге хаос, а мы получаем с этого самые разные дивиденды».

Если нельзя установить «новый мировой порядок», как говорили сами американцы (что очень напоминало гитлеровский термин), то надо установить «новый мировой беспорядок». И как только новый мировой беспорядок возникнет – всё будет решено. Единственный крупный очаг, в который очень трудно экспортировать беспорядок, – это Китай. Китай не хочет, чтобы в него залез этот беспорядок: «Беспорядок хочет к нам залезть, используя права человека? Мы эти права удушим. Он хочет к нам залезть, используя уйгурский сепаратизм, заквашенный на исламистских дрожжах? Мы и это удушим! Мы любые ростки беспорядка удушим. И обеспечим с помощью этого политическую стабильность, помноженную на экономический рост».

Американцы в ужасе от такого китайского подхода! Приходит к власти Обама, которого всё время называют «американским Горбачевым». Горбачев он или нет – я не знаю, кто-то говорит, что он – Кириенко, а кто-то – что он Картер… Не знаю! Я только знаю одно: что если этот человек согласится на самый большой соблазн сегодняшней истории под названием G-2, то есть на двухполюсный мир с китайцами, то через 10 лет китайцы будут владыками мира. Потому что G-2 предполагает, что нужно чем-то поделиться с китайским «младшим братом», ему надо что-то подарить за союз!

Делиться можно, отвечаю со всей ответственностью, только нами, Россией! Любое G-2 – есть фактически договор о разделе русского наследства. Никакого другого разговора быть не может. Не о чем больше говорить. Но любой раздел русского наследства предполагает стремительное укрепление Китая. Поэтому если Обама – не Горбачев, то он на это не согласится. А если он Горбачев – тогда мы двигаемся к новой стадии развития этой трагедии.

Но если он не Горбачев, то возникает вопрос: что применят американцы на следующем шаге? Они применят стратегию хаоса? Они реально перейдут к прямой термоядерной войне? Они постараются сочетать стратегию хаоса с этой войной? Или они уйдут с исторической сцены?

По моей оценке, вероятность того, что американцы уйдут с исторической сцены добровольно, строго равна нулю. А значит, они применят либо жесткую военную схему, либо ту или иную стратегию хаоса, возможно, и усложненную.

Но в любом случае главным вызовом для Америки является Китай, что блистательно доказал предыдущий докладчик.

Источник: http://kurg.rtcomm.ru/clubs.shtml?cat=41&id=513

Один комментарий

  • Юрий:

    А если к власти придет Ромни? Который Россию сдаст еще быстрее? Что делать России? Необходимо перекрыть источник американских инвестиций. Вводить другую мировую валюту.

Добавить комментарий

XHTML: Можно использовать: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Замечание: После одобрения комментария админитратором, он будет добавлен.

Spam protection by WP Captcha-Free