Мар
31st

Вчера, сегодня, завтра 4

Рубрика: Публикации | Автор:Шабанов Александр Иванович

 

Не трудно убедиться, оглянувшись вокруг, что ни одна из вершин пятиугольника, описанного в предыдущей статье, формирующих системную болезнь капиталистической системы, не говоря уже о деформациях в распределении прибавочной стоимости, не устранена. Более того, все принимаемые способы лечения этой болезни лишь усугубляют ее, усиливая последствия неминуемого краха. Это означает, что кризис не заканчивается и не ослабевает. Он может закончиться уже завтра, если будет найдено радикальное и адекватное лекарство, что принципиально возможно. Но если не будет найдено и процесс оттягивания конца будет продолжен с надеждой на самоизлечение, то кризис может растянуться лет на 10-15 и закончиться либо войной, либо мировым социальным взрывом с последствиями, губительными для нашей цивилизации.

         Нет ничего удивительного, что в сложившейся ситуации люди снова проявляют интерес к трудам Карла Маркса и социалистическим идеям. Часть нашего общества, особенно старшее поколение, приветствовала бы возврат социалистических времен, помня только хорошее и забывая все плохое, что с этим связано. В этой связи мы все должны четко понимать, чем для нас был период строительства социализма и как к нему относиться. Подавляющее большинство людей во всем мире считают советский социализм ошибкой истории, завершившейся закономерным крахом. По мнению некоторых людей, к которым я отношу и себя, социализм в СССР был первой попыткой в истории человечества спроектировать новое общество и его государство. Попыткой, закончившейся неудачей и не более того. Как говорится, первый блин вышел комом. Это не помешает нам извлечь из его урока много полезного.

         Причиной неудачи явилось не предательство отдельных лиц и не внешнее воздействие. Это только ускорило процесс движения к печальному финалу, а основная причина была заложена в самом начале при создании основы социализма, когда, по сути дела, был реализован лишь один признак социализма – общественная собственность на средства производства, причем без понимания всех последствий такого шага. О том, во что это вылилось, я писал в первой статье.

         Вторая попытка, если не рассматривать всевозможное копирование опыта Советского Союза в различных странах Юга, Востока и Запада, была предпринята в Китае. Поскольку очень многие считают эту попытку удачной, а Китай видят чуть ли не образцом для нас и всего человечества, ее суть следует рассмотреть подробнее.  

         Столкнувшись с собственными трудностями строительства социализма и наблюдая за процессами его развития в других странах, особенно в СССР, китайцы сделали правильные выводы и отошли от коммунистических догм, реализовав у себя многоукладную экономику.  Это позволило превратить факторы, которые тормозили развитие, в факторы ускоренного развития. Но в дальнейшем они отказались от собственного гармоничного пути развития и пошли на «сговор» с империалистами, прежде всего, США. Договоренность была примерно такая: Китай предоставляет весьма привлекательные условия для инвесторов (дешевая, исполнительная и трудолюбивая рабочая сила, политическая и социальная стабильность, низкие производственные издержки, налоговые льготы), а США и Европа предоставляют финансы, технологии и открывают свои рынки для китайских товаров.  При таком раскладе китайцам достается примерно 1/5 от общей прибыли. Тем не менее, это позволило решить многие вопросы развития и сделало Китай второй страной мира по объему ВВП.

          Сегодняшний Китай не только стремится выполнить роль, предложенную и сформированную для него Западом в рамках международного разделения труда, но и остается важнейшим стабилизатором и защитником этой системы. Причем речь идет не «вообще» о капитализме, а именно о конкретной модели неолиберальной глобальной экономики, сформированной усилиями США в интересах транснационального капитала. Китай оказался востребован потому, что изменилась стратегия транснационального бизнеса. Он отказывается от интенсивного развития производства в пользу более примитивных, экстенсивных методов в духе ранней индустриализации. Задача состоит в том, чтобы получить максимальную отдачу при минимальных инвестициях. Такая постановка проблемы связана с общей динамикой неолиберализма, когда происходит постоянное перераспределение средств в пользу финансового капитала. Ведь биржевые спекуляции и финансовые операции стали многократно выгоднее, чем вложения в производство. Промышленное развитие финансируется по остаточному принципу. В итоге, предпочтительными оказываются проекты, которые позволяют получить прибыль быстро, при минимуме затрат на технологические разработки, без долгосрочных программ, на самом простом и дешевом оборудовании.

         Именно этот процесс прогрессирующего перераспределения средств от реального сектора к спекулятивному капиталу, являясь логическим итогом проведенного в конце XX века дерегулирования банковских систем, ведет к неминуемому блокированию технологического прогресса в сфере производства, что и стало важнейшей причиной кризиса 2008 года. Иными словами, Китай (вернее, избранная его элитами модель развития) представляет собой в глобальном масштабе реакционный фактор. Поддержание и сохранение такой модели в условиях нарастающих системных противоречий и диспропорций оказывается возможным именно по причине сознательных усилий китайского руководства, сделавшего ставку на неолиберализм.

         Тандем США-Китай нанес самый большой удар по совокупному спросу развитых стран, однако больше всего от китайской конкуренции пострадали индустриально развитые страны периферии. Дешевизна труда их собственных граждан не спасла их от потери рынков. Основная масса замещенных китайцами рабочих мест приходится на страны Третьего мира, Россию и Восточную Европу.

         Охватывая один регион мира за другим, кризис, скорее всего, не минует и сам Китай. Переориентация созданного ТНК производственного комплекса на внутреннее потребление требует длительного времени, которого может не оказаться по причине роста социальной напряженности. Поднебесная не сможет бесконечно оставаться поставщиком дешевых трудовых ресурсов. Рост населения по подсчетам демографов в ближайшие годы прекратится, а с 2020 годов оно начнет сокращаться. Хуже того, население Китая стареет, традиционная семья разрушена, а пенсионной системы, подобной той, что Европа начала вводить еще в XIX веке, там нет. Мужчин в Поднебесной больше, чем женщин, примерно на 50–100 миллионов. А если посчитать только молодежь, то разрыв выглядит и вовсе катастрофическим – среди людей моложе 20 лет на 100 девочек приходится 126 мальчиков. В некоторых провинциях положение еще хуже: среди детей моложе четырех лет на 100 девочек – 140 мальчиков. Цены на недвижимость в крупных городах стремительно растут, продовольствие дорожает. Крестьяне, получившие землю благодаря реформам Дэн Сяопина, сейчас массово теряют ее. За последние годы более 50 миллионов сельчан осталось без земли. Они не имеют никаких социальных гарантий. У них нет ни пенсий, ни пособий по безработице, ни медицинского обслуживания. У них нет и необходимой квалификации, чтобы получить приличное место в городах. Несложно догадаться, что перед нами классический набор «ингредиентов» для социального взрыва. И сколь силен бы ни был репрессивный аппарат, он не сможет остановить процессы, носящие объективный характер. Репрессии не предотвратят кризис, а отсрочат его. Но чем позднее произойдет взрыв, тем мощнее он окажется.

         Как видим, вторая попытка  также оказалась не очень удачной и вряд ли может быть эталоном развития для нас, да и для китайцев тоже. Они уже интенсивно ищут выход.

                                                      (продолжение следует)

Добавить комментарий

XHTML: Можно использовать: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Замечание: После одобрения комментария админитратором, он будет добавлен.

Spam protection by WP Captcha-Free